Среда
23.08.2017
05:12
Форма входа
Категории раздела
Новое на сайте [45]
Объявления [13]
Выступления [11]
Афиша публичных мероприятий (выступлений, лекций)с участием Сельмы Ансиры
Поиск
Календарь
«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Сельма Ансира
    Selma Ancira

    Испанское отражение


      ИСПАНСКОЕ ОТРАЖЕНИЕ
         17.07.2012

    Известная мексиканская переводчица Сельма Ансира представила общественности новую антологию русской литературы на испанском языке.

    Презентация новой книги переводов Сельмы Ансиры – антологии русской литературы конца XIX – начала ХХ века «Причудливый пейзаж русской литературы» (Paisaje caprichoso de la literature rusa) – прошла в Москве 14 июня. Сборник создан в сотрудничестве с издательством «Фонд культуры Мексики». На презентацию Сельма Ансира пригласила своих друзей – переводчиков, литераторов, чиновников, журналистов. Так что торжество, устроенное музеем «Мемориальная квартира А.С. Пушкина на Арбате», получилось по-домашнему теплым: с экскурсией по музею, чтением стихов, прозы, пением романсов, воспоминаниями и угощением.
       Сельма Ансира, переводчик, друг 
      России и просто красавица / Фото:
                  АНДРЕЙ СЕМАШКО


    По заслугам


    В книгу вошли произведения Александра Пушкина,Николая Гоголя, Льва Толстого, Федора Достоевского, Ивана Гончарова, Николая Страхова, Антона Чехова, Михаила Булгакова, Ивана Бунина, Марины Цветаевой, Бориса Пастернака, Александра Блока, Николая Гумилева и Осипа Мандельштама. Это – итог 32-летней работы одной из самых известных переводчиц на испанский язык. «Если бы у меня было больше времени, я бы, естественно, что-нибудь из Тургенева перевела, его очень не хватает в этой книге, – сожалеет Сельма Ансира. – Но пришлось работать быстро. Полгода назад мне предложили принять участие в проекте «Дни Мексики в Перми» и создать сборник – антологию русской литературы. Я и сама не подозревала, что у меня так много уже накопилось работ. Начала перечитывать свои старые переводы Пушкина, 80-х годов, и захотелось в них что-то исправить, так что на что-то новое времени не хватило». «Понимаете, я переводчицей стала потихонечку, – говорит она. – Я собиралась писать диссертацию по Сервантесу и Достоевскому. Но, читая великую русскую литературу, я не могла не поделиться этим со своими соотечественниками. На тот момент, более тридцати лет назад, я понятия не имела, что такое художественный перевод, и передавала в основном смысл. Но, работая над Цветаевой в течение многих лет, глядя, как она переводила других поэтов и себя, я поняла, что переводила ее не так, как ей бы того хотелось. И начала работу заново. Теперь я иду в направлении поиска звука, музыки. Мечтаю создать полное собрание творчества Марины Цветаевой».
    В Елабугу приехали вечером на рейсовом автобусе. Сотрудница Елабужского государственного музея-заповедника Танзиля Агишева повела гостей показывать дома знаменитых горожан - художника Шишкина, врача Бехтерева, кавалерист-девицы Дуровой. Но мексиканка не скрывала, что они ее мало интересуют: «Мне нужна Цветаева!»

    Сельма Ансира скромничает. За свои переводы, в том числе за те, которыми она теперь недовольна, переводчица получила самые престижные национальные премии в этой области в трех странах: России, Мексике и Испании. О причинах «феномена Сельмы Ансиры» рассуждает переводчик Ирина Зорина: «Во-первых, Сельма, мне кажется, у тебя были неплохие корни. Твой отец Карлос Ансира, блестящий мексиканский актер и режиссер, по-настоящему любил и знал русскую литературу. В 1985 году я видела, как он играл в Мексике в спектакле «Записки сумасшедшего» по Гоголю. Это было незабываемо. Но когда я застала Карлоса плачущим на могиле Николая Гоголя на Новодевичьем кладбище, то поняла, что эта страсть настоящая, и она передалась дочери». Но страсти, желания, чувства красоты и даже таланта недостаточно для того, чтобы создать нечто великое. «Эта железная леди каждый день встает в 5 утра, – продолжает Ирина Зорина, – в 6 часов Сельма уже за столом, и так до ночи, изо дня в день многие годы. При этом она постоянно занимается исследовательской работой в архивах, музеях, допытывается до таких мелочей, до которых не додумываются и русские ученые. Так что в целом все награды и наши слова – не панегирик и даже не слова дружбы и привязанности, а воздаяние по заслугам».

    Благодатная почва

    На обложке «Причудливого пейзажа русской литературы» – фотография воды, в которой отражен христианский собор. «Это моя фотография и мое понимание перевода, – поясняет Сельма Ансира. – Вы видите не оригинал, а отражение. Ведь я принимаюсь за перевод только тогда, когда начинаю «вибрировать» на одной струне с первоисточником. Никогда не перевожу и не переводила по заказу, мне не устанавливают сроков сдачи текстов. Понимаете, перевод никогда не будет художественным, если писатель тебе не близок, если он не задевает тебя за что-то очень личное».

    Действительно, в антологии собраны произведения хоть и хрестоматийных авторов, но не с «центральными» произведениями. Например, «Египетские ночи» Пушкина, «Рим» Гоголя, «Три смерти» Толстого, «Письмо брату Михаилу» Достоевского, «Холодная осень» Бунина, «Лихая болесть» Гончарова, «Коллекция» Чехова, «Черт
    »  

      Гостей приветствует  директор Мемориальной квартиры А.С.Пушкина на Арбате Евгений Богатырев / Фото: АНДРЕЙ СЕМАШКО
    Цветаевой, «Душа писателя» Блока. Издание состоит из двух частей. В первой – художественная литература, во второй – размышления писателей о творчестве и читателе.

    Только на первый взгляд произведения связаны лишь исторически. Сельма Ансира стремилась к тому, чтобы «тексты говорили между собой». К примеру, рядом с «Воспоминанием о поездке на Афон» Николая Страхова, которое переводчица образно назвала «медитативным», стоит «Лихая болесть» Гончарова, в которой люди все время двигаются, перемещаются из города за город и обратно, не вдумываясь в смысл своей суеты.

    У каждого из переводов – своя история. «Три смерти» Льва Толстого я решила переводить после семинара в Ясной Поляне, – рассказывает Сельма Ансира. – Мы еще с двумя переводчиками, французом и итальянкой, решили к следующей встрече привезти перевод одного произведения на разные германские языки, обсудить трудности фраз и оборотов. А за «Холодную осень» Бунина я взялась, несмотря на то, что в тот момент для меня это было очень и очень трудно, но я была занята этим писателем, он многое мне говорил. Я берусь за перевод, когда я говорю себе, что написала бы именно это и именно так, если бы была писателем».
    Глядя на невероятно красивую, «солнечную» женщину, с такой силой любящую и свою, и чужую культуру, я понимала, что и я уже подпала под магию обаяния Сельмы Ансиры. Возможно, отчасти и этим можно объяснить ее организаторские таланты. Вот как она рассказывает о том, как «пробивает» в издательстве свои новые идеи: «Книгу Алексея Варламова я читала в самолете. Мне так хотелось успеть дочитать роман, что я мечтала, чтобы самолет не приземлялся. Приехав домой, я тут же отправилась к издателю и сказала, что надо перевести Варламова. «Как?! – ответил издатель. – Это долго! Я не знаю этого автора!» «Ты мне доверяешь?» – спросила я. И вот уже второй роман Варламова переводят на испанский язык». Презентацию новой антологии удалось устроить в Москве благодаря дружбе с Евгением Богатыревым, директором Мемориальной квартиры А.С. Пушкина на Арбате. «Я благодарю Евгения Богатырева за его гостеприимство, – говорит известная переводчица. – Я не рассчитывала на такой праздник. Позвонила из Барселоны: «Женя, можно ли у тебя устроить презентацию моей новой антологии русской литературы? Она начинается с Пушкина. И вот результат его усилий». Примерно так же она восемь лет назад основала в России международный семинар переводчиков в Ясной Поляне (Тульская область). «Звоню Владимиру Толстому, директору музея-усадьбы Ясная Поляна, – вспоминает Сельма Ансира, – и говорю, что в Ясной Поляне устраивают встречи писатели, мыслители, ученые, а переводчики – нет. Мое зерно попало на благодатную почву».


    На презентации Сельма Ансира принимала поздравления гостей
    / Фото: АНДРЕЙ СЕМАШКО

    Международный семинар переводчиков проводится в Ясной Поляне под эгидой Института перевода уже восемь лет подряд. Сейчас это единственная в России площадка, где собираются переводчики русской литературы из Турции, Финляндии, Германии, Японии, Кубы, Азербайджана, Чехии, Франции и других стран. «Семинар у нас тесно связан и с писательскими встречами, – рассказывает Владимир Толстой. – Благодаря этому переводится не только русская классика XIX века, но и современные писатели, среди которых много достойных имен». Впрочем, у Владимира Толстого к Сельме Ансире особое отношение: она стала первой, кто перевел на испанский дневники Льва Толстого. «Дневники имели огромный успех у испанской публики, несколько раз переиздавались, – говорит Владимир Толстой. – И я понимаю почему. Дневники молодого Толстого – очень откровенные, исповедальные, 
    самокритичные и, на мой взгляд, сильнее некоторой его художественной прозы. Это глубокие размышления молодого человека на темы «Хорошо ли я живу?», «Для чего живу?». Читательская публика нашла в них ответы на свои личные вопросы. Хочу еще сказать о качестве перевода. Есть переводчики, которые могут перевести через улицу, а есть художники слова. Сельма – художник и посол русской культуры в испаноязычном мире. Она умеет так полюбить писателя, произведение, что ее сердце не может держать это чувство только для себя. Думаю, эта щедрость Сельмы – главное ее качество и залог успеха ее творчества».

    Текст летит

    Выступление представителя Федерального конгресса Мексики Артуро Сауседо перевело мероприятие в политическую плоскость. «Отношения между Мексикой и Россией всегда были очень теплыми, – сказал он. – И, конечно, одна культура всегда зажигала сердце другой. Эта книга – сжатое собрание всего того, что мы так любим в российской культуре. Она – настоящий импульс для развития отношений между Мексикой и Россией. Дело в том, что в публикации этой книги принимали участие деятели посольства Мексики в России, Министерства культуры и Министерства международных отношений Мексики. Это настоящее проявление того, как различные институты в Мексике любят культуру России. В ближайшее время будет проводиться много культурных мероприятий, связанных с Мексикой и Россией, в том числе фестиваль «Белые ночи» в Екатеринбурге, Владивостоке и Красноярске». На него приедут примерно 150 мексиканских деятелей культуры. В сентябре состоится выставка известного мексиканского художника Хосе Гваделупе Посада. Ну а сама Сельма, как настоящий трудоголик, даже на празднике тосковала о компьютере, оставленном дома. В нем – неоконченная работа над «Земными приметами» Марины Цветаевой. Их переводчица закончила в 1992 году, теперь – переделывает. «Как вы понимаете, что перевод окончен?» – спросила я у Сельмы Ансиры. «У перевода есть разные этапы, – ответила Сельма. – С начала ты делаешь черновик – это как маленький ребенок, который ползает на четвереньках. Потом – первое прочтение, что-то корректируешь – ребенок как бы уже стоит на ногах, но нетвердо. Затем еще раз читаешь, корректируешь – текст уже идет на двух ногах. А дальше он ходит и бежит. Когда же у текста появляются крылья и он летит – его можно отпускать в издательство. Я над одним произведением всегда работаю долго».

    Сельма Ансира родилась 12 июня 1956 года в Мехико. Окончила МГУ им. Ломоносова, где специализировалась на русской литературе XIX века, затем – Афинский университет, где изучала греческий язык и литературу. Автор более ста переводных книг, статей, поэтических сборников и театральных произведений. Из русской литературы конца XIX – начала ХХ века Сельма Ансира перевела большую часть прозы Марины Цветаевой, избранные стихи и работы других авторов, связанных с ее творчеством, а также дневники и письма Льва Толстого, произведения Пушкина, Гоголя, Достоевского, Гончарова, Бунина, Булгакова, Пастернака, Эйзенштейна, Берберовой, Мандельштама, Окуджавы и Меттера. С новогреческого языка лучшими переводами Сельмы Ансиры считаются три тома эссе и полное собрание стихов Георгоса Сефериса, несколько поэм Янниса Рицоса, пьесы Яковоса Кампанеллиса и роман Марии Иорданиду Локсандра. Награды: медаль Пушкина (2007, Россия), Cultura libre (2008, Мексика), Волошинская премия в номинации «За вклад в культуру» (2009, Россия), Литературная премия имени М.И. Цветаевой (2010, Россия), Premio Nacional a la Obra de un Traductor (2011, Испания). С 2006 года Сельма Ансира является одним из главных организаторов ежегодного Международного семинара переводчиков русской литературы в Ясной Поляне. Серьезно увлекается фотографией, автор нескольких фотовыставок в разных странах. С 1988 года живет в Барселоне (Испания).

    Оксана ПРИЛЕПИНА

    Переопубликация с сайта "ФОНД РУССКИЙ МИР"
    Первоисточник >>>